Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:22 

Фанфик "Легиллименция"

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Название: Легиллименция
Автор: Magdalena
Бета: - Сестра Ветра -
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Пейринг: отсутствует
Жанр: AU, Drama
Отказ: этот мир придуман не нами, а миссис Роулинг.
Аннотация: О чём думают Пожиратели Смерти и их Хозяин?
Комментарии: Эпиграфы к главам взяты из песен Ф. Киркорова, Канцлера Ги, группы "Эпидемия" и Г. Кипелова.
Предупреждения: нет
Статус: Закончен

@темы: Фанфики

Комментарии
2010-08-22 в 17:22 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Беллатрикс


«Я за тебя умру..»


- Да, Цисси…да, твоему мужу следует быть более осторожным…да… - я отвечаю сестре, даже не вслушиваясь в ее слова. Если честно, мне всё равно, что она говорит. Мне не интересно, что происходит с Люциусом. Он сам виноват в своих бедах. Тёмный Лорд не прощает предателей. Тёмный Лорд.…Вот он, разговаривает с МакНейром. Он стоит ко мне спиной и я могу смотреть на него, не боясь, что он пронзит меня насквозь своим взглядом. Его глаза…Я не могу не думать о них, с самого первого дня, когда я вновь увидела Его после моего возвращения из Азкабана, они преследуют меня. Я вижу их во сне. Глаза цвета крови. А ведь когда-то они были тёмными, почти чёрными. И я тонула в их глубине. Что? Да, киваю я, Драко в последнее время выглядит плохо. Нарцисса что-то лепечет о сыне, а я только мысленно усмехаюсь. Драко никогда не поймёт Лорда. Он боится его, и предаст при первой возможности. Впрочем, так сделает большинство присутствующих здесь. Так мало осталось истинных Пожирателей Смерти. Интересно, Ты знаешь об этом? Я впиваюсь глазами Тебе в спину. Ты знаешь… Ты всегда знал всё, что было для Тебя важно. Тогда Ты должен знать, что я верна Тебе, что не задумываясь умру за Тебя. Ты поворачиваешься и замечаешь мой пристальный взгляд. Чуть заметно киваешь и на Твоём странном, совсем не человеческом лице появляется некое подобие улыбки. Я цепенею и киваю в ответ. Твой кровавый взор скользит по мне. Я для Тебя – открытая книга. Ни единой потаённой мысли, ни одной тайны. Ты знаешь обо мне всё. Твой взгляд перемещается на стоящую рядом со мной Нарциссу, и я толкаю её в бок. Она поднимает на Тебя глаза, и я вижу страх, плещущийся в них. Я знаю – внутри себя Ты усмехаешься, хотя этого и не видно по выражению Твоего лица. Я изучила Тебя так хорошо, как никто другой. Ты отворачиваешься, у тебя много дел, и я снова могу рассматривать Тебя. На голове больше нет волос. А раньше у Тебя были мягкие, чёрные волосы, и я любила зарываться в них лицом и вдыхать тот странный, горький запах, исходивший от них. А Ты рисовал на моей спине причудливые узоры и говорил о войне, о магии, о силе. Знал ли Ты, как много для меня значили те ночные разговоры? Воспоминания о них спасали меня в Азкабане. Твои слова и Твой знак на моей руке – вокруг этого вертелся мой мир долгие 14 лет. Я мечтала когда-нибудь снова увидеть Тебя, потому что я знала – Ты не мог умереть, исчезнуть. Ты слишком велик для этого. И когда я вновь встретилась с тобой, я была счастлива. Но я поняла, что больше никогда не смогу назвать Тебя Томом. У Тома были другие глаза, другое лицо, другой голос…Теперь ты Лорд Волдеморт, мой Тёмный Лорд. Я сразу поняла, что всё изменилось. Наверное, Ты не помнишь этого, но однажды Ты задел меня своей рукой, случайно. И это случайное прикосновение поразило меня, словно заклятие Ступефай. Я не могла пошевелиться. Твои руки были ледяными, казалось, что кровь вовсе не течёт по Твоим венам. А есть ли у Тебя теперь вены? Когда-то Твои руки были тёплыми, а кожа на пальцах – мягкая и горячая. Иногда мне в голову приходит шальная мысль: спросить Тебя, помнишь ли ты? Но я никогда этого не сделаю, я понимаю – это прошлое. Невозвратное прошлое. Я оглядываюсь по сторонам: Нарцисса куда-то ушла. Я стою совсем одна. Ты скользишь в толпе своих слуг, и я ловлю каждый взгляд налитых кровью глаз. Твои глаза – вот что я хочу увидеть перед смертью. Пусть это будут не те тёмные глаза, в которых я тонула когда-то давно, пусть это будут Твои новые, красные глаза, но они всё равно Твои. Я никогда ничего не просила у того, кого называют Богом, но теперь я прошу: дай мне умереть до Тебя. Потому что я не смогу потерять Тебя во второй раз.

2010-08-22 в 17:23 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Нарцисса


«Нас дьявол покинет и Бог отвернётся…»


- Люциус совсем обезумел, понимаешь? Он боится за нас с Драко, хочет защитить, но он не может этого сделать, Белла! У него отняли палочку, унизили, опозорили! А он как будто нарочно лезет на рожон…Белла, ну скажи же что-нибудь! Я пытаюсь докричаться до тебя, пробить глухую стену, которую ты так давно построила вокруг себя. Мне бы так хотелось снова видеть рядом с собой прежнюю Беллу, свою озорную и смелую сестру, которая всегда была для меня примером. Конечно, Азкабан меняет людей, но до такой степени…Неужели ты и правда такая сумасшедшая, как о тебе говорят? Нет, я не верю…Ты просто предана Ему, предана так сильно, что мне тебя не понять. Наверное, если Он прикажет тебе убить меня или твоего мужа, то ты не раздумывая сделаешь это. Я боюсь тебя, Белла…Смешно – боюсь своей сестры. В последнее время я живу в постоянном страхе. Просыпаюсь ночами в холодном поту оттого, что мне приснилось, что умирает мой сын. Слышишь, Белла? Мой сын, твой племянник, Драко! Он всё время дёргал тебя за волосы, когда был маленький, а теперь он вырос и может умереть в любую минуту. Почему тебе всё равно, Белла? Ты толкаешь меня и я оборачиваюсь и вижу Его. Пытаюсь сохранить достоинство и холодное, отторженное выражение лица, но внутри меня всё сжимается. Мне страшно. Мне снова страшно. Он отворачивается, и я медленно выдыхаю. Этот человек…существо? он забрал у меня всё. Вначале мужа. Как Люциус был увлечён его идеями в молодости! Как он стремился на эти собрания, я даже ревновала его к другим Пожирателям…А теперь Он забрал и сына. Зачем я позволила Драко получить эту безобразную Метку? Я должна была настоять на своём, уговорить Люциуса, что не стоит делать этого, пока наш сын не закончит школу. Но разве мы вдвоём могли противиться Ему? Это была своеобразная проверка на верность: готовы ли мы отдать Ему единственного сына. У нас не было выбора. У меня никогда не было выбора. Я принадлежу к древнейшему чистокровному роду, я должна была принять Его веру, Его идеи, Его требования. Но я не верю Ему. Больше не верю. Мне кажется, что это неправильный путь. Мы все катимся в пропасть. Нам не поможет никто, ни бог, ни дьявол. Я смотрю на Беллу, стоящую рядом со мной. Она так пронзительно смотрит на своего повелителя, а в глазах у неё столько преданности и отчаяния, что я невольно вздрагиваю. Нет, я не хочу больше здесь находиться. Делаю Люциусу знак, что хочу подышать свежим воздухом. Он кивает и грустно смотрит на меня. Иногда мне кажется, что он думает о том же, о чём и я. Но даже если это и так, я никогда не признаюсь ему. Резкое дуновение ветра… Нет, я не признаюсь. Это слишком опасно. Если ещё хоть один человек будет знать, что мне кажется, что нами управляет чудовище – нам конец. Тогда Он убьет Драко. Я выбрала своему сыну такое замечательное имя…Дракон – какое животное сравнится с ним по силе и величию? Но теперь Дракон сник. Я вижу его отражение через оконное стекло. Бледный, напуганный мальчик. Пытается держаться независимо, но я ведь мать…Я вижу, как ему страшно и неприятно. Мой сын. Нет, Белле никогда не понять меня, ведь у неё нет детей. Если она готова убить и умереть сама ради своего Хозяина, то я сделаю то же самое ради Драко. Я поднимаю глаза: небо такое тёмное и звёзды сияют холодным серебром. Хочется поднять к нему глаза и закричать, но нельзя. Поэтому я просто мысленно клянусь. Клянусь, что если когда-нибудь передо мной будет стоять выбор, и на одной чаше весов будет жизнь моего сына – я сделаю всё, что в моих силах. Я предам Его, если только так смогу спасти жизнь сына. Мой сын будет жить. Клянусь.

2010-08-22 в 17:24 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Люциус


«Ты тёмный маг, ты обречён…»


Закрыть дверь, спрятаться в спасительной тишине сада. Скорее. Туда, где никого нет. Я так и вижу эти презрительные взгляды за моей спиной. Льстивые улыбки, а потом насмешки. Это всё, что я вижу с того дня, как…как Он отобрал у меня палочку. Они списали меня со счетов. Он забыл обо мне. Я больше не правая рука Тёмного Лорда. Так странно…Каждый день, вставая с постели, я клянусь себе, что сделаю всё, чтобы вернуть Его доверие. Я вылезаю вон из кожи, чтобы угодить Ему. Но по ночам, когда мне не спится, и только огонь в камине и бутылка коньяка скрашивают моё одиночество, я сдаюсь. Сдаюсь собственным мыслям. Они куда-то прячутся днём, и я даже не вспоминаю о них. Но ночью…Ночью я понимаю – мы проиграли. Это только вопрос времени, когда Орден сломает нас. И я понимаю, что поставил не на то. Он обещал мне всё – а что в результате? Когда-то давно я верил Ему, я убивал ради Него и не колебался. Но потом Он исчез. Жизнь изменилась. Каких трудов мне стоило вновь построить её, знает только Нарцисса. И всё было так хорошо и спокойно, до тех пор, пока Он не воскрес. Видит Бог, я был предан Ему. Но это было так невовремя… Может быть, это старость? Не знаю…Но я больше не хочу гонятся за грязнокровками, кричать под беспричинными Круцио и открывать разум для того, чтобы Он мог беспрепятственно читать мои мысли. Пусть от этого страдают молодые…Но не мой сын! Вот он…Я вижу его через стекло. Хорошая вещь – стёкла, которые с одной стороны являются зеркалами. Они не видят меня. Я могу хоть на какое-то время отпустить себя на свободу. Драко очень непохож на меня в его возрасте. Я был так рад, так горд, получив Метку, мне казалось, что весь мир будет принадлежать мне. А он не такой…Ему не нравится это, я вижу. Я его отец, я готов жизнь отдать за Драко. Как Нарцисса просила оставить Драко в покое…Умоляла не давать ему Метку. И я почти сдался. Но это было немыслимо. Он Малфой – а значит, должен быть Пожирателем. У него не было выбора, как и у меня в своё время. Я чистокровный, я не хотел делить свой мир с грязнокровками. Я должен был встать за Темным Лордом. В конце концов, я слизеринец. Такая хрупкая, ускользающая мечта – вытащить Слизерин из той грязи, куда его веками втаптывали чёртовы гриффиндорцы и прочие предатели. Неужели и на этот раз мы проиграем? Нет, не хочу об этом думать. Слишком опасно. Нельзя выпускать эти чёртовы мысли из тайника. Иначе мне не жить. Пора возвращаться, меня не было уже слишком долго. Он не должен заподозрить, что мне неприятно находиться в Его обществе. Но так не хочется снова видеть Его лицо, точнее, подобие лица, Его паучьи руки…Может быть, в этом дело? Тогда Он был человеком, как я, как любой из нас. Теперь он Нечто. Я даже не знаю, можно ли его убить? Нет, это лишнее, меня это не касается. Он наверняка бессмертен. Дрожь берет от этой мысли. Бессмертен? Значит, это навечно? Нет, не хочу. Впрочем, вряд ли мне суждено жить долго. Когда мы проиграем…
Как же это ужасно звучит – даже не если, а когда мы проиграем. Мне не простят во второй раз. Для этого должно случиться что-то сверхъестественное. Всё. Все мысли прочь. Я снова вхожу в зал. И сразу наталкиваюсь на Лорда. Нет, он не применяет легиллименцию. Просто усмехается и проходит мимо. Как же трудно выдерживать на себе этот змеиный взгляд. Смешиваюсь с толпой. Вот Нарцисса едва заметно кивает мне - она тоже хочет выйти. Я киваю в ответ. Как же я понимаю её. Здесь душно. Здесь страшно. Но мы Малфои – мы должны быть здесь. У нас нет выбора. Поэтому я гордо вскидываю голову и направляюсь дальше. Если мне суждено умереть, то я умру, смело встретив смерть. И где-то в глубине души я надеюсь, что умру. Что мне не будет суждено вновь испытать позор проигравшего.

2010-08-22 в 17:24 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Драко


«Нет права тебе оглянуться назад…»


Как же душит воротник рубашки! Жжёт, впивается в кожу. Хочется разорвать его, сбросить с плеч тяжёлую мантию и броситься в ледяную воду. Но нельзя, нельзя… Терпи, Драко, ты так стремился попасть сюда, так получай! Вот оно, общество чистокровных волшебников, последователей Тёмного Лорда. А ещё здесь ты сможешь встретить таких замечательных персонажей как Фенрир Грейбэк. Отличная компания, не так ли, Драко? Именно о такой ты мечтал, когда был несмышлёным мальчишкой. Я люблю обращаться к себе в третьем лице. Тогда легче говорить всё неприятное, правдивое, колючее. Я вжимаюсь в стену и пытаюсь незаметно протянуть руки к камину. Как же холодно…Или это только я мёрзну? Не знаю. Я не могу понять этих людей. Я чувствую себя чужим. Если бы не папа и мама, то не знаю, как бы я выдерживал эти собрания. Вон мама…Говорит с тётей Беллатрикс. Кажется, они не видят меня, это хорошо. Как мать может общаться с этой сумасшедшей? Да, она её сестра, но ведь она одержима…Я почти боялся её, тогда, на Астрономической Башне. Она не контролирует себя, от неё можно ждать чего угодно. Мне до сих пор иногда снится в кошмарах эта башня. И Дамблдор…Дамблдор, которого я не смог убить. Я слабак. Она так и заявила мне. Будь воля Беллатрикс, она бы наказала меня своим любимым Круцио. Только Снейп смог спасти меня. И Снейп убил Дамблдора. Но его должен был убить я, и я почти сделал это…Не обманывай себя, Драко, ты бы никогда не смог! Ты трясся от страха, плакал как маленький! Почему, почему я не смог? Я ведь Малфой, я должен был стать Пожирателем, как отец. Я не оправдал его ожиданий. Где он? Только что видел его, а теперь он куда-то пропал. Странно. В последний раз отец искренне улыбался несколько лет назад. Вот уже два года он мрачнее день ото дня и всё больше пьёт. А мама плачет. Она думает, что я не знаю, но разве можно не заметить её красные, припухшие глаза? Она плачет из-за меня. Из-за того, что я тоже стал Пожирателем. Сбылась моя мечта, я так хотел быть с Тёмным Лордом, быть в Ближнем Круге. Но когда я получал Метку, то был готов разреветься от этой невыносимой боли. Я едва сдерживался. Тогда я в первый раз увидел Лорда. Вон он, скользит между нами, как его змея. Они очень похожи, только змея всё-таки животное, а он человек…Маг. И я боюсь его. Он знает об этом, не может не знать. Иначе, почему он с таким презрением смотрит на меня? Я провалил его задание. Если бы не Снейп, то меня, наверное, уже не было бы в живых. Снейп всегда приходит мне на помощь, даже когда я не жду. А ведь когда он стал Пожирателем, он был ненамного старше меня. Интересно, он тоже колебался, боялся? Вряд ли. Отец тоже не боялся. Почему я не такой как они? Чего мне не хватает? А, вот папа. Наверное, был в саду. Он не смотрит на меня. Презирает. Ты не знаешь, отец, что я уже достаточно наказан. Кошмарные сны, вечный страх, приступы тошноты – разве этого мало? Скорей бы уже закончился этот треклятый вечер и тогда я смогу вернуться в Хогвартс. Где будет уже другая пытка. Чёртовы гриффиндорцы готовы сравнять меня с землёй. Идиоты, они думают, что моя жизнь – рай! Да никто из них не выдержал бы и дня в моей шкуре. Чёртовы, чёртовы гриффиндорцы! Они виноваты во всём…Если бы их основатель не положил традицию принимать в Хогвартс грязнокровок, не было бы Поттера, не было бы войны, не было бы страха. Зачем, зачем?! Я скольжу по толпе невидящим взглядом. Посторонние люди топчут ковры Малфой-Мэнора, бьют старинную посуду, понятия не имея о её ценности. Противно. Такой тугой узел, его не разрубить. По крайней мере, не мне. Но я хочу освободиться, видит бог, я ничего так не хочу, как свободы! Свободы от Него…И только проклятый Поттер может дать мне её. Я слышал, что было в том пророчестве. Я не знаю, что мне делать. Но, наверное, я не стану мешать тебе, Поттер. Ты поможешь мне освободиться. Ты должен помочь. Только ты виноват в том, что мне плохо.

2010-08-22 в 17:25 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Волдеморт


«Я свободен от любви, от друзей и от вражды, от предсказанной судьбы…»


Я снова собрал их всех вместе. Теперь моя резиденция – Малфой Мэнор. Хоть какая – то польза будет от этой никчёмной семьи. Малфой, мой старый друг. Преданный слуга. Теперь ты ни на что не годишься. Я бы убил тебя, но мне жаль тратить силы на такое ничтожество как ты. И вырастил ты такого же жалкого сына. Мальчишка не может сдержать дрожи, когда видит меня. Я сразу понял, что из него ничего не выйдет, но всё же поручил ему заведомо невыполнимую миссию – убить старика Дамблдора. Мне было приятно видеть, как он мучался весь год, как бледнел с каждым днём, как бледнели его родители. Он сейчас где – то здесь, но я даже не хочу искать его глазами. Он жалок. Жалок и смешон. Я скольжу между своими слугами подобно змее. Они все боятся меня. Это хорошо. Страх – лучший тормоз. Те, кто боятся, никогда не предадут. Только у двоих Пожирателей я не чувствую этого страха. Снейп и Беллатрикс. Зельевара здесь нет. Хогвартс отнимает у него всё время. Ничего, Северус, скоро ты будешь свободен от этого. Потерпи, я щедро вознагражу тебя за верную службу. Хоть ты и не боишься меня, ты не предашь. Я знаю, что думают все вокруг – что я слишком доверяю тебе. Но я предпочту избавиться от всех своих слуг, оставив лишь тебя. Ты достоин уважения. Я чувствую чей – то пронзительный взгляд. Медленно оборачиваюсь и вижу Беллатрикс. Она не опускает глаза, выдерживает мой взор. Это хорошо. В ней я уверен. А кто это рядом с ней? Ах да, её сестра, жена Люциуса. Какое жалкое зрелище! Я помню, что она отказалась принимать Метку. Струсила. И тем не менее, она с нами. Таких надо всегда держать под подозрением. Она слишком привязана к семье, чтобы быть по – настоящему преданной. Я снова перевожу взгляд на Беллатрикс. Она едва заметно приподнимает уголки губ. Её губы…Я отворачиваюсь, но не видеть – не значит не помнить. Ты думаешь, что я забыл, Белла? Ты ошибаешься. Я всё помню. Я смог освободить себя от желаний, от привязанностей, но не от воспоминаний. Я помню тебя после Азкабана. Ты не испугалась меня. Не дрожала под взглядом моих новых глаз. Беллатрикс Лестрейндж. Теперь я могу спокойно назвать тебя так. Не Белла Блэк, а именно Лестрейндж. Теперь мне всё равно. Я добровольно отрезал от себя всё человеческое, что было во мне раньше. Слишком заманчиво то холодное величие, к которому я стремился всю жизнь. Во мне есть только одно чувство – ненависть. Чистая, неразбавленная ненависть к Гарри Поттеру. Повторяю это имя, пробую его на вкус. Гарри Поттер. Такое простое, ничем не примечательное имя. И такой же посредственный человек. Мальчишка. Он оказался связан со мной такими узами, которые не разрубить просто так. Только смерть, его смерть избавит меня. Он трус, он будет убегать от меня всё дальше, теперь, когда рядом нет Дамблдора, его вечного защитника, он не протянет долго. И я настигну его, заставлю заплатить за всё, что он причинил мне. Мальчишка умрёт. И тогда я стану по настоящему свободным. Свобода…самое лучшее чувство, которое только способен испытывать человек. Только к свободе я стремился всё это время. Глупцы, они думают, что я посвятил жизнь истреблению грязнокровок и магглов. Нет, это всего лишь средство для достижения свободы. Мне нужен чистый мир. Пожиратели сделают его таким для меня. Но никто не смог понять меня по – настоящему. Что же, я вознагражу тех, кто дойдёт со мной до конца. Я оглядываюсь вокруг и понимаю, что это будут немногие. Единицы достигнут финиша того пути, который они сами выбрали много лет назад. Но мне не жаль их. Слабаки мне нужны только для того, чтобы использовать их, а потом пустить в сердце зелёный луч. Они должны быть благодарны мне – ведь они умирают не от руки своего врага, а от своего повелителя. У меня нет хозяев. Но есть враг. Значит, я не могу выбирать. Мне нельзя умереть. Не от руки мальчишки. Нет.

   

Ближайший Круг

главная