16:48 

Фанфик "Тайные желания"

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Название: «Тайные желания»
Автор: Леди Мариус, Магдалена
Бета: Marianetta
Пейринг:Волдеморт/Беллатрикс
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP, Romance
Размер: мини
Статус: закончен
Аннотация: Темный Лорд занимается с Беллатрикс окклюменцией и ему удается подсмотреть некоторые тайные желания своей последовательницы.
Дисклеймер: отказываемся от всего.
Предупреждения: ООС

@темы: Фанфики

Комментарии
2010-09-19 в 16:50 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Темный Лорд нетерпеливо мерил шагами свой кабинет, то и дело обращаясь взглядом к двери. Стрелка на больших резных часах, стоящих воле камина, медленно двигалась к восьми часам вечера, оповещая, что с минуты на минуту здесь должна появиться Беллатрикс. Конечно, эта женщина всегда отличалась своей пунктуальностью, но это не мешало Темному Лорду думать о ее вероятном опоздании. Тогда, конечно, придется прибегнуть к мерам наказания, и от этой мысли Волдеморт пребывал в странном предвкушении чего-то необычного и нового. Ему нравилось ставить своих подданных на место, нравилось показывать им, что они значат на самом деле, но почему-то с Беллатрикс такое обращение доставляло ему самое большое удовольствие. Что могло быть лучше, чем видеть сломленную аристократичную леди, которая ради него готова была пойти на все?

Возможно, это были просто предрассудки, а, может, издержки его прошлого, но, в любом случае, Волдеморт никогда не задумывался о происхождении своих желаний.

Вопреки всем его мыслям, в тот миг, когда часы пробили восемь, раздался громкий стук в дверь. Темный Лорд, как всегда, не ответил, а только приоткрыл дверь заклинанием, что можно было расценивать как приглашение. А когда за его спиной послышались тихие шаги, он даже не обернулся, выжидая подходящий момент.

Беллатрикс остановилась перед тяжелой, резной дверью ровно за две минуты до восьми часов вечера. Ведьма волновалась, и никакие увещевания не могли унять быстро бьющееся сердце и успокоить прерывистое дыхание. Волдеморт впервые назначил ей индивидуальный урок по окклюменции. Белла одновременно ждала и боялась этого момента. Ждала — потому что обучиться умению читать мысли и защищать от этого своё сознание, было её давней мечтой; боялась — потому что Тёмный Лорд мог увидеть в ее мыслях все что угодно, а в том числе и то, о чем ему знать не следовало…

Когда Белла вошла в кабинет, Волдеморт стоял к ней спиной, она не могла видеть его лица. При виде своего повелителя, а по совместительству того, в кого она была влюблена вот уже долгое время, по ее телу пробежала волна приятной дрожи. Она невольно осмотрелась, замечая уютную мягкую мебель, плотно задвинутые шторы, ярко горящие свечи и приятно потрескивающий камин. Эта обстановка была более, чем благоприятной для общения, но Беллатрикс знала, что она здесь, к сожалению, не для этого.

— Добрый вечер, Милорд, — осторожно произнесла она.

Услышав приветствие, Темный Лорд резко обернулся. Женщина стояла в нескольких шагах от открытой двери и покорно смотрела на Волдеморта. В ее широко открытых глазах читались нескрываемый восторг, капля безумия и еще что-то, что Волдеморт не мог разгадать с того момента, когда встретил Беллу. Немного тряхнув головой, чтобы отвлечься от такого явного разглядывания Беллатрикс, Темный Лорд перевел взгляд на все еще открытую дверь.

В волшебнике играло легкое разочарование — Белла не опоздала, и это избавило ее от горькой участи быть наказанной. Но перспектива провести несколько часов с ней наедине, применяя к ее сознанию леггилименцию, мгновенно развеяла неприятные мысли Темного Лорда.

— Ты не опоздала, — изрек он. — Рад, что ты успела понять, что я люблю пунктуальность.

В ответ Беллатрикс только вскинула голову, стараясь оставаться абсолютно бесстрастной. Как же ей было не понять того, что Милорд любил точность во всем? В прошлый раз, когда Макнейр и Розье опоздали на собрание, Темный Лорд устроил такие показательные пытки, что оба Пожирателя Смерти были прикованы к постели на протяжении месяца, а остальные стали тише воды, ниже травы. Конечно, от Беллы не нужно было ожидать провалов — уж слишком она старалась сделать все идеально, но все же…

— Думаю, что стоит сразу перейти к делу, — с этими словами Волдеморт взмахнул волшебной палочкой — двери захлопнулись, и снова повернулся к Белле.

— Значит, ты хочешь владеть леггилименцией, — произнес он, снова принимаясь мерить шагами кабинет, ходя вокруг Беллы и осматривая ее со всех сторон.

От его взгляда не укрылась ее стройная фигура, завернутая в темно-фиолетовую мантию, округлые формы и пряди волос, соблазнительно выбившиеся из небрежного узла на голове. Подавив в себе слишком уж ненужные мысли, он вернулся к рассуждениям о леггилименции.

— Для начала хочу, чтобы ты усвоила, что мы не играем, и леггилименция — это серьезная вещь, в которой нужны сосредоточенность, желание что-нибудь понять суть этой науки и минимум эмоций, — произнес он. — Ты должна слушать каждое мое слово и в точности выполнять все, что я говорю. Если, конечно, ты действительно пришла сюда с намерением учиться.

Темный Лорд сделал ударение на последнем предложении.

Пока он кружил вокруг Беллатрикс, она громадным усилием воли заставляла себя стоять на одном месте. Больше всего она хотела бы упасть в обморок и очутиться прямо в сильных руках Лорда. Но, умом понимая, что за такое глупое поведение она заработает лишь Круциатус, Белла держала себя в руках и смотрела в одну точку. Она прерывисто дышала, от чего ее грудь постоянно вздымалась и, хоть ведьма и была закутана в мантию, она и не подозревала, какое впечатление это производит на Лорда.

Слушая его, Белла понимала, что готова не только выполнять все его указания, но и перевыполнять их, лишь бы Милорд был доволен. И она не испугалась бы даже самых странных приказов.

— Я всё исполню, — уверенно произнесла она. — Клянусь, больше всего на свете я хочу владеть леггилименцией. Вы не разочаруетесь, что решили обучать меня!

Её голос был преисполнен горячности и желания действовать. Темный Лорд почти не обратил внимания на ее высказывание. Он остановился у камина, посмотрел на женщину, стоящую к нему в пол оборота. Наверное, ему не стоило отмечать, что у Беллы очень красивый профиль.

— Леггилименция и окклюменция — очень сложные науки, и я считаю, что стоит начать со второго. Защищать свой разум от внешнего проникновения куда важнее, чем проникать в него, и, зная окклюменцию, леггилименцию будет выучить намного проще.

Темный Лорд замолчал, убедившись, что Беллатрикс внимательно слушает и понимает то, что он говорит, а потом продолжил:

— Самое важное в окклюменции — это сосредоточенность и умение освободить себя от лишних мыслей. Способность построить барьер вокруг своего сознания. Когда волшебник проникает к тебе в голову, ты можешь этого не почувствовать, но должна быть всегда начеку, готовой создать барьер, если, конечно, не хочешь, чтобы он узнал твои мысли.

Волдеморту нравилось объяснять, нравилось рассказывать и вводить в курс дела. Беллатрикс внимательно слушала Лорда. Несмотря на то, что он приводил ее в состояние легкого помешательства, она могла отделить чувства от работы. То, что рассказывал Волдеморт, было необычайно важно, и Белла слушала очень внимательно. Он видел заинтересованное лицо Беллатрикс и продолжал с еще большим вдохновением:

2010-09-19 в 16:52 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
— Думаю, нам стоит начать с легкого вторжения, чтобы ты смогла ощутить на себе сам процесс и понять, что должна делать. Готова?

Беллатрикс выпрямилась и взглянула на Лорда, тем самым давая понять, что готова. Белла была уверена, что сможет сопротивляться. Ведь она была одной из самых талантливых и сильных ведьм Британии, значит, сможет защитить своё сознание. К тому же, Лорд обещал начать с легкого проникновения... но когда он достал волшебную палочку, в душу Беллатрикс закралось опасение.

«А вдруг... — в ее голове пронеслась мысль, которую Белла тут же прогнала. — Никаких «вдруг»! Ты Блэк или кто?» — в разговорах с собой она предпочитала употреблять свою девичью фамилию. — «Давай!»

Она, не моргая, смотрела в его темные, почти черные в полумраке, глаза. Он еще не произнес заклинания, а Белле казалось, что он видит самые потаенные уголки ее души.

— Леггилименс!

Заклинание было произнесено быстро; Волдеморт совершенно не пытался проникнуть в глубины мыслей своей Пожирательницы, а, тем более, причинить Белле боль.

И в какое-то мгновение произошло что-то странное. Белла упала на пол, громко вскрикнув. Темный Лорд почувствовал давление ее сознания, но слишком слабое для того, чтобы уйти из него. Мысли Беллатрикс казались невероятно запутанными и какими-то далекими, но через несколько секунд перед глазами стали вырисовываться странные картины.

Вот молодая девушка стоит на коленях перед ним самим, а на ее лице нарисован такой детский восторг!.. А внутри... Столько волнения, гордости, восхищения...

В следующий миг это видение исчезло, и появился зал собраний в Логове. Видимо, с момента посвящения прошло несколько лет — уже более взрослая Белла сидит за столом по правую руку от Волдеморта, смотрит на него и... изнывает от желания. Перед глазами проноситься сцена из ее грез, — Мерлин, лучше бы он этого не видел! — как Белла касается его оголенного торса, а он наклоняется, чтобы поцеловать ее в губы...

Потом это видение сменяется на следующее — Темный Лорд видит темную спальню, одиноко горящую свечу и Беллу, сидящую на кровати. Она качает свою левую руку, смотрит на Метку и шепчет «мой Лорд», а из ее глаз текут слезы. Это было невыносимо, слишком больно, слишком страшно, слишком эмоционально...

Темный Лорд мгновенно оборвал заклинание. И в тот же миг понял, что находится в комнате, прислонившись спиной к стене, и удивленно смотрит на Беллатрикс.

— Что это такое? ¬— отдышавшись, прошипел он, и его интонации не сулили ничего хорошего.

Несколько секунд Беллатрикс потратила на то, чтобы хоть как-то прийти в себя, а уж затем осознала, что сейчас, наверное, разразится страшная буря. Белла взглянула на Волдеморта — его удивленный взгляд одновременно притягивал и пугал.

В тот момент, когда она почувствовала удар в своем сознании, она честно попыталась сопротивляться. Ей показалось, что Лорд как будто свернул с заранее намеченного пути, а быть может, это ее мысли и воспоминания затянули его внутрь себя, словно болото. Белла упала на пол — ее как будто смело с ног взрывной волной, до того сильным было проникновение Темного Лорда. Ей было больно. Эта боль была совсем другого рода, нежели при Круциатус, но гораздо, гораздо глубже. Пыточное проклятье, по крайней мере, не разрывало голову на крохотные кусочки. Перед Беллой проносились все воспоминания, которые ворошил Лорд. Он увидел то, чего она страшилась больше всего на свете — ее тайные желания, в которых она очень долго боялась признаваться самой себе. Когда перед ее глазами пронеслась недавняя картина — она, темная спальня, свеча, Метка и слезы, слезы, бесконечные слезы, ментальный контакт резко прекратился.

— Милорд, — быстро заговорила она, — простите, я ничего не могла с этим поделать! Это же мысли... Просто мысли, я не умею их контролировать. Я пыталась, Милорд, правда, пыталась, но не могла... — чувствуя, что вот-вот расплачется, Белла заговорила еще быстрее: — А то, что вы видели в спальне, это просто... Я всегда чувствовала себя одинокой, у меня не было никого и ничего, ради чего бы стоило жить, а теперь есть вы, и вы не представляете, как я вам благодарна...

Ее сумбурная и почти бессвязная речь сопровождалась легким содроганием плеч и рук и болезненным блеском в глазах. Беллатрикс вся сжалась на полу, с испугом глядя на Темного Лорда. Она что-то лепетала, ее губы медленно двигались, глаза выражали откровенный ужас, тело охватывала дрожь, а из глаз уже были готовы пролиться слезы.

А Темного Лорда в один миг захватила такая ярость, что некоторое время он не мог даже дышать. Он, было, схватился за волшебную палочку, направил ее на Беллатрикс и был готов произнести Непростительное проклятье, но внезапно замер. Его взгляд приковался к ее полураскрытым губам, которые продолжали что-то шептать… Они были пухлыми, алыми и такими... такими... Нет, этого не могло быть!..

Темный Лорд гневно спрятал палочку в складки мантии и, в два шага приблизившись к Белле, сильно схватил ее за волосы и поднял.

— Что ты себе позволяешь? — прошипел он.

Ему хотелось сделать ей больно голыми руками, его лицо перекосилось от ненависти, но взгляд никак не мог оторваться от ее лица. Почему-то сейчас, когда Белла была до смерти перепугана, она казалась ему такой... соблазнительной.

От этой мысли Темный Лорд едва не взревел. Это было просто немыслимо, ему не могла нравиться Белла. Эта наглая, самоуверенная выскочка, которая осмелилась лить из-за него слезы, почувствовать к нему что-то, помимо уважения!..

— Как ты посмела? — прошипел он, сжимая рукой ее худое плечо, намеренно делая ей больно.

Он встряхнул ее, и Беллатрикс задрожала в его руках почти как кукла. Он даже не знал, что его больше злило — факт, что Белла что-то чувствовала по отношению к нему или то, что не смогла это скрыть.

Беллатрикс чувствовала себя безвольной игрушкой в руках Волдеморта. Он хватал ее, тряс руками, кричал в лицо обидные, жестокие слова, при этом находясь буквально в двух миллиметрах от неё, обжигая горячим дыханием кожу. В глазах Лорда Беллатрикс увидела столько ненависти, что всерьез испугалась, что не выйдет из этой комнаты живой.

«Почему, за что он так со мной? — промелькнуло у неё в голове. — Я ведь никому не сказала бы, никогда! За что он меня ненавидит?»

При мысли о том, что теперь Лорд может лишить ее своей благосклонности и доверия, слезы сами собой потекли по ееё щекам. И зачем только она возжелала изучать это леггилименцию, разве ей без этого было плохо?!

А ему стало противно и… страшно. Он резко отшвырнул от себя женщину, и она упала на пол, ударившись спиной о кресло.

— Любви не существует, слышала? — в сердцах крикнул он. — Не существует...

Последняя фраза была сказана уже без прежней ненависти, а Темный Лорд по-прежнему не мог не смотреть в ее лицо, которое с каждой секундой казалось ему еще красивее.

Что-то заставило Беллатрикс поднять глаза и взглянуть на Волдеморта. Его облик источал растерянность, по крайней мере, так показалось Белле.

«Он же сам не верит в то, что говорит! — осенило ее. — Он просто убеждает себя и всех вокруг...!»

2010-09-19 в 16:53 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Беллатрикс набралась смелости и произнесла:

— С чего вы взяли, что я люблю вас, Милорд?

Эта фраза пронзила тишину и заставила Темного Лорда замереть. Он был вспыльчивым, но отходчивым, и сейчас быстро приходил в себя, расширенными глазами глядя на женщину. То, что сказала Белла, повергло его в шок. И в следующий миг он уже начал злиться на самого себя. Как он мог только подумать, что... Мерлиновы носки, как он вообще мог подумать, что кто-то осмелился в него влюбиться?! Это же грозило тому человеку как минимум смертью, но...

Почему же он так разочаровался, когда Белла почти стала отрицать свои чувства? Он же видел, как... От этого, казалось, он просто упал с высоты.

Темный Лорд опустил голову, медленно, двигаясь как во сне, подошел к Беллатрикс, легко взял ее за руку, помог подняться и, к своему удивлению, не собирался отпускать ее. Ему нравилось чувствовать прикосновение ее мягкой, слегка холодноватой кожи, и биение сердца, которое чувствовалось на расстоянии разделявших их нескольких сантиметров.

Внутри Беллы что-то приятно заныло. Его прикосновения были даже ласковыми, а уж когда он не убрал руки и продолжал касаться ее кожи, хотя это вовсе не было необходимо, то женщина с трудом подавила улыбку. Она его задела!

— Что значили эти мысли? — требовательно осведомился Темный Лорд, а в его голосе слышалось любопытство.

Он приблизился к Белле на непозволительное расстояние, но сейчас его это не волновало, ему только захотелось коснуться этих соблазнительных губ. Смелость Беллатрикс оказалась правильной тактикой. Волдеморт явно был ошарашен подобным заявлением. Вполне возможно, что он даже забудет про Круциатус в качестве наказания за неподобающее поведение.

Белла ответила не сразу. Она перевела дыхание, а затем, заставляя себя говорить спокойно и размеренно, произнесла:

— Той ночью мне просто было очень плохо. Как я уже сказала, я чувствовала себя одинокой, а ваш знак убедил меня в обратном. Это был всплеск эмоций, мне жаль, что вы его увидели. А что касательно… — она на секунду запнулась, но тут же пришла в себя, — то я не могу запретить себе испытывать некие... желания. Я бы хотела, но не могу.

Она замолчала и опустила глаза. Через секунду она узнает, попался ли величайший маг современности на ее ложь.

«Ее взгляды говорят совершенно не то, о чем она говорит, — пронеслось в его голове. — Белла слишком честная, слишком правильная. Я ведь все вижу и слишком хорошо ее знаю. Она просто...»

Она была совсем близко, так близко, что ничего не стоило найти ее губы, но...

Темный Лорд отстранился, при этом все еще касаясь ее руки. Это было как бы невзначай, но ему так хотелось чувствовать ее кожу и близость, и знать то, что Беллатрикс никуда не уйдет.

— Не смей мне врать, — прошептал Темный Лорд, снова подбираясь ближе к ее лицу.

Он был загнан в сети, и сам этого не понимал. Просто с каждой секундой его желание обладать Беллой становилось все сильнее.

«Я пока могу себя сдерживать, могу...» — убеждал он себя. Но с каждой секундой внутренний голос становился все слабее.

Как будто в ответ на эти мысли он с силой сжал руку Беллы, так, чтобы она ощутила боль. Он пытался заставить ее смотреть в его глаза, и видел, что на лице женщины нарисована откровенная растерянность.

— Говори правду!.. — он слегка повысил голос — до такой степени, чтобы Белла ощутила легкий страх.

И даже не понял, когда и как его губы скользнули по ее щеке. Всего на пару секунд, но этого было достаточно, чтобы почувствовать тяжесть в брюках.

Белла ощутила, что Лорд ей не поверил, но при этом вел он себя слишком странно. Лорд Волдеморт, которого она знала, уже давно пытал бы её до полусмерти за попытку обмануть своего господина, а мужчина, стоящий к ней так близко и так сильно сжимающий за руку, будто желал как можно дольше продолжать этот своеобразный допрос, чтобы иметь возможность находится близко к Беллатрикс. Она еле слышно вздохнула, когда почувствовала мимолетное прикосновение его губ к своей щеке — это было так быстро и легко, словно дуновение ветерка, но для Беллы это был самый настоящий ураган, сбивающий с ног. Она почти не чувствовала под собой пола, а в животе у неё был завязан тугой узел, отчаянно требующий развязки.

— Я никогда не лгала вам, Милорд, — прошептала она, глядя ему в глаза, — разве я бы посмела?

Белла на самом деле не обманывала. Она была бы рада не любить Волдеморта, тогда ее жизнь стала бы гораздо проще, но разве могла она запретить себе это?

— Я никогда не решилась бы на что-то, что могло бы привести вас в ярость, — ее голос становился все ниже, а голова медленно склонялась к плечу Лорда. — Я ведь знаю, чем это могло бы закончиться.

Беллатрикс отчаянно хотела, чтобы этот момент не заканчивался никогда. Она и Лорд стоят, почти обнявшись, она может вдыхать его терпкий запах и наслаждаться ощущением его крепких пальцев на своей руке... ещё никогда они не были так близки.

— Это только слова, Белла, — произнес Темный Лорд. — Почему же я видел совершенно другое?

«Зачем, зачем же я теряю время?.. Я ведь играю не с ней, а с собой. Она уже давно готова, и... Гриндевальд подери тебя, Белла, что же делать?» — сотни подобных мыслей роились в его голове, но ничего дельного на ум не приходило.

«Интересно, кто кого сейчас соблазняет?» — это была горькая ирония в ее мыслях, но все же...

Темный Лорд поднял руку и провел ею по волосам Пожирательницы. Они оказались мягкими на ощупь, и ему так понравилось к ним прикасаться.

— Что скажешь, Белла? Или... возможно, хочешь, чтобы я снова проник в твое сознание?..

Темный Лорд говорил спокойно, с усмешкой. И когда сказал о леггилименции, стал улыбаться только сильнее.

По спине Беллатрикс пробежала дрожь, ведь это было бы провалом. Она бы не смогла поставить блок после такого... таких действий. Но Тёмный Лорд не стал вновь поднимать палочку.

— А впрочем, можно проверить по-другому...

Белла подалась ему навстречу, как только почувствовала, что он осторожно прижимает ее ближе к себе.

Волдеморт осторожно, почти целомудренно коснулся ее губ, совсем не углубляя поцелуй, только ожидая ее реакции. Судя по воспоминаниям, все ее желания были понятны… Но как она отреагировала бы сейчас?

Белла поначалу не ответила, до того удивил ее этот жест. Но руки Лорда еще сильнее прижали ее, а его шепот и вовсе заставил забыть об осторожности. Белла не знала, что и делать — то ли ответить ему, то ли продолжать уверять в том, что ей это нежеланно. Волдеморт наверняка испытывал ее на прочность, а если она поддастся желаниям — ей несдобровать. Но чувства кричали Белле: «Забудь!» Они требовали от нее стремительно расстегнуть на Лорде рубашку, скользнуть перед ним на колени, расстегнуть брюки.

Было невозможно так легко целовать ее, когда хотелось впиться в губы, повалить Беллу на диван и разорвать ее одежду, но на то он и был Темным Лордом, чтобы сдерживаться.

— Чего ты хочешь? — прошептал он в ее раскрытые губы. — Говори!

Его руки только сильнее сомкнулись вокруг ее талии.

— Я хочу, чтобы вы... или прекратили... или... не останавливались...

«Он меня точно убьет» — пронеслось у неё в голове. В ответ Волдеморт издал только непонятный смешок. Он не отстранялся от Беллатрикс, но и не продолжал. Он все-таки не сдержался. Короткое невербальное заклинание — Беллатрикс ничего не должна была почувствовать, и он всего на несколько секунд, совсем ненавязчиво, заглянул в ее мысли. Там все горело огнем, и даже слепой бы понял, насколько Беллатрикс желает его. От ее мыслей Темный Лорд почувствовал совсем нежеланную дрожь в теле, теснота в брюках стала более ощутимой. И он не мог остановиться. Он почти чувствовал, как Беллатрикс мысленно раздевает его, как прикасается к его телу.

2010-09-19 в 16:54 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Его руки непроизвольно заскользили по ее плечам, все еще одетым в мантию.

— Не шевелись, — прошипел он ей на ухо.

Одежда Беллатрикс под его пальцами стала сворачиваться в складки, а мантия постепенно съезжать с ее тела, оголяя новые участки белой кожи, к которым невыносимо хотелось приникнуть губами.

— Я буду делать то, что захочу, — прошептал он, прекрасно понимая, что уже не сможет остановиться, как бы ни хотел.

Но Волдеморту не хотелось все прекращать, он каждую секунду растягивал, как только мог, при этом играя с Беллой и ожидая, когда же она сломается.

Мантия, съезжая с ее тела наткнулась на неожиданную преграду — несколько застежек на груди и под ней. Подняв вторую руку, Волдеморт аккуратно расстегнул их, медленно распахнул мантию.

Резко отступил на шаг назад и впился в почти обнаженную Беллу взглядом. Если она захочет, то сама сделает следующий шаг. Если не побоится.

Белла стояла ни жива, ни мертва, пока Волдеморт возился с ее застежками. Когда края мантии разошлись, и её тело соприкоснулось с воздухом, Беллатрикс не сделала ни малейшей попытки прикрыться. Она уже была полностью во власти Волдеморта и сделала бы всё, что бы он ни приказал. Но Лорд молчал.

Он резко отступил от неё, при этом пожирая глазами ее тело. Белле надо было решиться сделать последний шаг. Она колебалась, но не оттого, что не знала, нужно ли ей это, а потому что боялась подойти ближе и нарушить дистанцию. Тёмный Лорд, почти что бог, всегда сдержанный и холодный, теперь не отрывал глаз от ее полуобнаженного тела. Беллатрикс было легко любить далекий и недоступный образ, а теперь Лорд предлагал именно ей переступить через последнюю черту и принять непростое решение. Было бы гораздо легче, если бы он не выпускала инициативу из своих рук, но когда Волдеморт жалел своих последователей?

Белла повела плечами, и мантия упала на пол. Теперь женщина стояла перед Лордом в одном нижнем белье, которое показывало больше, чем скрывало. Молча и не отрывая взгляда от лица Волдеморта, она сделала шаг к нему и снова оказалась слишком близко. Потом она положила руки ему на плечи и скользнула ладонями вниз по спине, остановившись на талии.

— Милорд... — прошептала она. — Вы позволите?

С этими словами она вновь скользнула руками наверх, к застёжке его рубашки. Она подошла ближе, коснулась рукой шеи, после чего ее руки заскользили по его одежде. Темный Лорд стоял неподвижно, совершенно не выдавая своего волнения, и можно было подумать, что он всего лишь статуя, неживой манекен.

И только сам Волдеморт знал, насколько он напряжен, и как ему невыносимо терпеть прикосновения Беллы и не сорваться, чтобы просто не взять ее на ровном месте.

Но если он задумал игру, то она должна была продолжаться.

Когда Белла была достаточно близко, он коснулся губами ее волос, вдохнул их запах — он напоминал ваниль.

Хотелось зарыться руками в ее локоны, впиться губами в ее рот, но...

Темный Лорд почувствовал, что его рубашка расстегнута, и ощутил своим торсом прикосновение полуобнаженного тела Беллатрикс.

Слегка усмехнулся, наблюдая за ней и давая полную свободу действий.

— Что дальше? — едва слышно спросил он.

В его голосе она услышала неподдельный интерес, и он придал ей уверенности. Белла стянула с Лорда рубашку и коснулась губами его шеи, на этот раз не робко, а уверенно, как будто и не сомневалась в заинтересованности Волдеморта. Ее руки исследовали его плечи, грудь, постепенно спускались ниже, к животу, пряжке ремня на брюках.

2010-09-19 в 16:55 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Сердце Беллатрикс колотилось как сумасшедшее. Все, что было в ее самых смелых фантазиях, теперь воплощалось наяву. И если бы только Лорд был хоть чуточку отзывчивей. Белла прекрасно видела, что ему нравятся её прикосновения и ласки, но его игра в неприступного порядком раздражала. Однако Беллатрикс решила, что сможет заставить повелителя стонать от удовольствия. Она вновь нашла его губы и легонько коснулась их, так, как совсем недавно делал это он. При этом её ловкие пальцы стали расстёгивать его пояс, и вскоре одной ладонью Белла смогла проскользнуть внутрь. Она обхватила напряжённую плоть Волдеморта и стала двигать рукой вверх и вниз, при этом, не забывая о лёгких поцелуях на его лице.

Беллатрикс действовала намного быстрее, чем он мог предположить. Ощущая ее губы на своей шее, Темный Лорд немного расслабился, но когда она стала расстегивать его брюки, он был готов урчать от наслаждения. Когда ее тонкие, холодные пальчики коснулись его члена, Волдеморт сжал руки в кулаки, понимая, что последние преграды сломлены. Он легонько коснулся рукой талии Беллы и впился поцелуем в ее губы. Грубо проник языком в ее рот, провел кончиком по острым зубам, коснулся неба.

Но, несмотря на поцелуй, его прикосновения все еще были слабыми, почти невинными. Вот только плавные движения Беллы по основанию его члена заставляли позабыть обо всем на свете.

Понимая, что сдерживаться больше не в силах, Волдеморт откинул волосы женщины назад и накрыл руками ее груди, не обращая внимания на корсет. Сжал большими пальцами соски, так, что Белла должна была почувствовать боль, а его поцелуи перешли на ее шею. Он уже не пытался быть нежным — кусал ее кожу, всасывался, от чего Белла только быстрее массировала его плоть.

Белла не уменьшала темп, и это распаляло ее саму. Кто бы мог подумать, чем закончится этот урок окклюменции? Ведьма страстно ответила на поцелуй Волдеморта и не смогла сдержать стона, когда он принялся покусывать её кожу. Она откидывала голову набок, предоставляя Лорду на растерзание свою тонкую шею. Ласкать его член стоя было уже неудобно.

Беллатрикс отпрянула от Волдеморта и через мгновение уже была перед ним на коленях. Она быстро избавила его от остатков одежды и снова потянулась к нему. Рукой она обхватила напряженный ствол и принялась массировать его, а кончиком языка дотронулась до головки.

Такое поведение Беллатрикс первые несколько мгновений действительно привели Темного Лорда в шок. Она неожиданно отстранилась от него, а он отступил к стенке, прижимаясь к ней спиной.

А когда она погрузила его плоть в рот, Темный Лорд просто откинул голову назад, прислонившись затылком к стене. Он опустил руки, запутав их в ее волосах. И ему даже не понадобилась направлять Беллу — она все и так делала идеально правильно, как будто бы до этого знала тело Темного Лорда.

Белла действовала активно, возможно, даже слишком, но Лорду это, очевидно, нравилось, по крайней мере, его физиологии точно. Тогда Беллатрикс немного поерзала на полу, устраиваясь поудобнее, и стала ласкать Лорда ртом. Руки она подняла чуть выше и положила ладони на его живот, слегка нажимая на него подушечками пальцев, тем самым, посылая всё новые и новые волны удовольствия в самую чувствительную точку тела волшебника.

— Белла... — вырвалось у него.

Он понял, что больше не сможет терпеть такой напор, и легонько отстранил ее от себя. Впереди было еще много времени, а прекращать все это так рано не входило в его планы.

Волдеморт поднял Беллу за волосы, только теперь очень легко и почти нежно — по мере того, как она поддавалась его движениям.

Беллатрикс стояла перед ним, еще в белье, со спущенным корсетом, с распухшими губами и блеском в глазах. Только сейчас он был не такой фанатичный и безумный, как всегда, а было в нем что-то... Что-то такое, что Волдеморт никогда не сможет постичь.

Он провел рукой по шнуровке ее корсета, задержал ладонь на талии. Взглядом указал, чтобы Беллатрикс развязала шнуровку. Ему хотелось видеть ее тело полностью, наблюдать, как медленно обнажаются самые сокровенные места...

Она повиновалась. Ее тонкие пальцы стали резво развязывать и распутывать ленты, расстёгивать крючки. Она торопилась избавиться от кружев, которые только мешали прижаться к Лорду и почувствовать его прикосновения на своей груди. Белла отбросила корсет в сторону, через секунду туда же последовали трусики и чулки. Теперь она стояла полностью обнажённая перед своим повелителем и вызывающе смотрела на него. Всё тело горело и требовало новых ласк. Беллатрикс взяла руку Волдеморта и положила его ладонь себе на плечо. Потом она стала медленно направлять её вниз, по груди и животу к бёдрам. Она крепко держала его руку, заставляя пройтись по всем соблазнительным изгибам. Белла наслаждалась властью, которую сейчас имела над Лордом.

— Я хочу вас, — хрипло произнесла она.

И в подтверждение своих слов обняла Волдеморта, снова целуя. Она приникла к нему всем своим телом, поцеловала, а он, снова впившись в ее губы, принялся исследовать руками все ее тело. Сначала коснулся ее груди, принялся массировать и сжимать, теребить набухшие соски, потом же, отпустив одну грудь, прошелся рукой вниз, к низу живота. Его поцелуи перешли на шею, стали целовать яремную впадинку, спускаться к груди, а в то время его правая рука принялась исследовать низ. Сначала он легко коснулся внутренней части бедер. Его пальцы раздвинули мягкие складки, и Темный Лорд тут же почувствовал на своих пальцах теплую влагу. Белла была возбуждена не меньше его.

Тогда он резко отстранился — всего на секунду, подхватил ее под попу, и в пару шагов преодолев расстояние, оказался рядом с диваном. Там он усадил ее на бархатную поверхность и провел ладонью по телу, заставляя раздвинуть ноги. Он снова повторил свое исследование ее тела руками, только на этот раз более долго и обеими. Он нашел затвердевший бугорок и принялся быстро тереть его.

Его губы снова блуждали по ее плечам и шее, потом спустились к груди. Темный Лорд впился поцелуем в ее левый сосок, стараясь сделать это как можно сильнее.

Поцелуи спускались ниже, Волдеморт опустился на колени и стал покрывать поцелуями-укусами бедра Беллы, касаясь языком складок, раздвигая их и помогая пальцами.

Казалось, в этот миг он полностью потерял рассудок, и уже не был самым страшным волшебником. Если бы он мог думать, то скорей всего решил, что он — это вообще не он.

Лорд уткнулся носом в мягкую и нежную кожу Беллы, продолжая целовать, потом же поднял голову, посмотрел на ведьму. А после этого вдруг снова поднялся, сел рядом и привлек женщину к себе, заставляя усесться ему на колени.

Беллатрикс извивалась и громко стонала под ласками Волдеморта, впивалась ногтями в его спину, оставляя красные отметины. Она совершенно не отдавала себе отчета в своих действиях, когда с силой оттянула его волосы назад, в тот момент, когда он коснулся её влажных, горячих складок и пробежался пальцами по набухшему клитору. Когда Лорд с Беллой оказались на диване, она закрыла глаза и полностью отдалась ощущениям кожи. Белле были приятны любые ласки Волдеморта, были ли это нежные поцелуи или болезненные укусы. Она подалась ему навстречу и ещё шире раздвинула ноги, почувствовав его язык на своём клиторе. Но Беллатрикс хотела, чтобы первый оргазм он дал ей, находясь внутри, поэтому она облегчённо выдохнула, когда Лорд внезапно поднялся, сел рядом с ней и потянул к себе, усаживая на колени. Белла благодарно поцеловала его, а потом стала аккуратно усаживаться на его возбуждённый член. Она нарочно медлила, чтобы помучить Лорда, при этом гладила его по плечам и время от времени задевала его грудью. Но растянуть этот процесс на полчаса было невозможно, поэтому, полностью опустившись вниз, Белла на несколько секунд замерла, приноравливаясь к ощущениям. Чувствовать внутри себя своего повелителя было невыносимо приятно. Белла сделала первое движение, при этом она не отрывала взгляда от Лорда, ища на его лице одобрение происходящему. Ее дыхание снова стало прерывистым, она принялась двигаться быстрее и уткнулась лицом в плечо Волдеморта. Кроме их двоих, в мире больше никого не было, и ничто не было важно.

Белла все делала слишком медленно, и это доводило его до исступления. Темный Лорд резко потянул ее на себя, чувствуя, как его плоть погружается в нее, ощущая ее тепло, влагу и тугие, узкие мышцы, обхватывающие его со всех сторон. Он тут же принялся двигаться, сбиваясь с ритма, грубо сминая пальцами кожу на бедрах Беллатрикс. Было плевать, что чувствует Белла, кажется, она даже вскрикивала, но его волновало только то, что он в ней, а она полностью принадлежит ему. В те минуты он уже решил для себя, что она будет принадлежать только ему, всегда, каждую секунду до конца своих дней, и каждый, кто посмеет к ней приблизиться, подпишет себе смертный приговор.

Он с настоящей неистовостью впивался губами в ее шею, кусал кожу, больно сжимал руками груди до тех пор, пока не почувствовал, как она замирает в его объятиях, а он сам больше не может сдерживаться. Он кончил в нее, чувствуя, как она бьется в конвульсиях оргазма. Не хватало воздуха, голова шла кругом, из горла вырывался тихий хрип...

Он даже не заметил, что просто обнял ее, прижал к себе, и так они просидели неизвестное количество времени. И самое странное — ему совсем не хотелось ее отпускать.

И только в какой-то момент он заглянул в ее матовые, темные глаза, увидел в них непонимание, и удивленно отстранился. Ничего не сказав, просто разомкнул объятия и выпустил ее из них. По его взгляду Белла поняла, что он не увидел в ее глазах того, что ожидал. Но что она должна была изобразить? Счастье? О да, она была безмерно счастлива. Испуг? Да, ей было страшно, потому что она не знала, что теперь будет, и понравилось ли Милорду то, что они перешли границы. Вдруг он сейчас сбросит её с себя и накажет? Но самым большим чувством, затмевавшим все остальные, было удивление. Беллатрикс была удивлена тем, что Лорд обнял ее и долго не выпускал из своих рук. За это время она успела прийти в себя, и осознание того, что же произошло между ними, привело к шоку. Волдеморт, темнейший из темных волшебников, маг, которому чужды все эмоции, обнимает ее, и она чувствует, как бьется его сердце... это было так странно!

2010-09-19 в 16:55 

Teacher: are there any classes you are struggling with? Me: the bourgeois. Teacher: what ? Karl Marx: nice
Она призвала свою мантию с помощью невербального Акцио и укуталась в нее. Внезапно стало холодно, и Белла почувствовала себя неуютно. Она не хотела, чтобы Лорд видел ее обнаженной, она уже почти жалела о том, что это всё произошло. Зачем он так смотрит на нее, почему молчит?

— Милорд, можно я пойду? — умоляюще спросила она, глядя в пол. Он не ответил. Просто отстранился и потянулся к собственной одежде. Он молчал, ему совершенно не хотелось говорить. Не хотелось смотреть на Беллу, не хотелось ее видеть, думать о ней и, как ни странно, он не мог на нее даже злиться. Он не смотрел, как она одевается, хотя это был большой соблазн — все-таки Белла была очень красивой женщиной. Надев на себя брюки, рубашку, мантию, он взмахнул волшебной палочкой, и его вид снова стал идеальным — таким, каким был до произошедшего безумия.

Через некоторое время, которое показалось ему вечностью, он все-таки взглянул на Беллатрикс и молча показал ей взглядом на дверь. Наверное, только Мерлин мог знать, как ему не хотелось, чтобы она уходила, и, если бы Темный Лорд мог, если бы не был тем, кем он есть, он бы непременно сделал что-нибудь, чтобы ее задержать. Но он просто следил за ее движениями, ожидал чего-то нового, но...

Они были не теми людьми, кто мог бы просто так отдаться во власть своих желаний.

Ей оставалось несколько шагов до двери. Белла уже положила пальцы на ручку двери, но не поворачивала её. Неужели вот так всё и закончится? И зачем она только пожелала заниматься окклюменцией? Если бы не эта перетряска мозгов, она бы так и хранила свою тайну, и Милорд никогда бы о ней не узнал. Как они могли пойти на поводу у страстей?

«Мы не имели не это права, — подумала она. — Но есть один выход».

Беллатрикс обернулась. Она взглянула на Волдеморта и, разомкнув пересохшие губы, произнесла:

— Вы же можете стереть мне память, если хотите.

Он ничего не ответил. Долгое время просто сидел в кресле, глядя в пол, понимая, что такое присутствие Беллы ему в тягость. Нужно было, чтобы она осталась надолго, если не ... навсегда. Но ведь и это было в его власти. Только не сейчас, не тогда, когда нужно обдумать произошедшее.

— Уходи, Белла, — сказал он бесцветным голосом.

Волдеморт не шевелился, чувствуя, что в любой момент сорвется с места и силой заставит Беллу остаться. Тогда он снова сорвет ее одежду и снова возьмет на месте. Но это не должно было случиться, ни в коем случае, никогда...

— Убирайся, — процедил он, видя, как Белла мнется у двери, и, чувствуя, как его рука тянется к волшебной палочке.

Но это было не обязательно — послышался короткий скрип, легкие шаги. Она уходила, а он ничего не мог сделать. Но кто сказал, что она ушла навсегда? Во власти Темного Лорда было абсолютно все. И он знал, что в любой момент, стоит ему только прикоснуться к Метке, Беллатрикс появится в его апартаментах. Когда-нибудь. Может быть даже завтра. Или тогда, когда он назначит ей следующий урок окклюменции.

Дверь тихонько скрипнула и закрылась.

   

Ближайший Круг

главная